ОТВЕТ ЕВГЕНИЮ

                                                           XXX

— Ольга Ивинская и ее любовь к Пастернаку, история неизменной верности и преданности. Действия против публикации «Доктора Живаго» начались сразу же после его вывоза. Выполняя сценарий, продиктованный верховной цензурой, издательство Гослитиздат, которому роман был передан на рассмотрение, сначала выражалось весьма туманно о необходимости внесения в текст изменений, затем безрезультатно настаивало, чтобы Пастернак подписал заранее заготовленное письмо, в котором требовалось возвратить рукопись для внесения необходимых изменений, и наконец добилось, чтобы в феврале 1957 г. писатель предложил самому Фельтринелли в очередном сфабрикованном письме подождать с итальянским изданием книги хотя бы до сентября того же года, когда роман должен был выйти в СССР. На этом этапе Ольга встречалась как с руководством Гослитиздата, так и с Поликарповым, главой Отдела культуры КПСС, притворяясь осмотрительной соглашательницей, с единственной целью выиграть время, пока продвигалась вперед подготовка к печати «Доктора Живаго» в Италии. В общем, она делала что могла, как поступала и в дальнейшем, чтобы избежать лишних столкновений Пастернака с прямым давлением властей.

Теперь же Е.Б. в полемике со мной утверждает, что уже тогда Ольга якобы действовала против воли Пастернака, стремясь по сути договориться с властями о выходе «причесанной» версии романа. Но это обвинение, как мы увидим, полностью лишено оснований и опирается на ошибочное истолкование Е.Б. нижеописанного эпизода (август 1957).

Указанные сроки публикации «Доктора Живаго» были ложью, оставлявшей мало времени для давления, которое Итальянская компартия – на встрече с руководством КПСС в январе 1957 г. – взялась оказать на Фельтринелли, чтобы отговорить его печатать роман. Из-за этого давления миланский издатель, который в ту пору еще был активным (и несомненно самым богатым) членом Компартии Италии, колебался несколько месяцев. В мае, однако, он решил разорвать связь с партией и опубликовать роман в течение года, сохранив первоначальный текст, в чем он заверил меня в конце мая во время встречи в Милане, где я был в краткосрочном отпуске, сообщив о своем издательском решении Гослитиздату 10 июня, заявив об уверенности, что противоречивые места «Доктора Живаго» не вызовут ни изумления ни беспокойства в стране, смело воспринявшей секретный доклад Хрущева.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17